Лидер «Славии» Костров о Беларуси, Молдове и МЛС: «Сожалею только о том, что не довелось поиграть в сборной Молдовы»



Молдавского полузащитника Игоря Кострова белорусская пресса называет одним из лидеров «Славии» из Мозыря, куда он перебрался в 2016-м году. Вместе со своей командой Костров вылетал из высшей лиги, триумфально возвращался в нее и здорово выглядел в элите в прошлом сезоне.

Помимо «Славии» в карьере молдавского полузащитника был израильский «Хапоэль» и «Канзас Сити» из МЛС.

В интервью белоррусскому сайту Trbiuna 32-летний футболист рассказал о подготовке мозырян к сезону, жизни в Молдове, красивой руководительнице «Хапоэля» и о том, почему не получилось в США.

 

- Как идет подготовка к сезону?

- Вроде, все нормально. В Турции условия для работы идеальные. Через пару дней заканчивается нагрузка. «Сдадим» оленьи прыжки и начнем больше работать с мячом. Будем подводить себя к чемпионату, наигрывать комбинации и работать над тактикой.

- Михаил Мартинович прилично нагружает?

- В сравнении с прошлым годом нагрузки увеличились процентов на 30. Я так понимаю, Михаил Алексеевич хочет забраться повыше в таблице. Как, впрочем, и мы все. Поэтому пока играем с тяжелыми ногами. Думаю, через неделю мышцы отпустит, и будет полегче. С «Рубином» вот играли на фоне приличной нагрузки. Было очень тяжело.

- Леонид Слуцкий сказал, что разница в классе была очевидной.

- Ну, как тебе сказать. Во-первых, «Рубин» команда сама по себе сильная. Во-вторых, чемпионат России стартует уже вот-вот. А в-третьих, если бы мы были в нормальной форме, думаю, игра была бы другой. И счет тоже. И Слуцкий такое бы не говорил.

- Из-за развала «Дняпра» «Славия» первой вышла в полуфинал Кубка страны.

- Двоякие ощущения от этого. С одной стороны, это прекрасно. Но с другой хотелось сыграть. Дай Бог, чтобы все хорошо сложилось для нас и дальше. В клубе все хотят выиграть трофей: и игроки, и тренеры, и боссы. Да, это будет сложно, но почему нет. Это же Кубок. Здесь все возможно.

- Может, руководители задачу на сезон скорректировали?

- Пока ничего не слышно, но мне кажется, ближе к официальным матчам будет какая-то ясность.

- Как вообще руководство клуба оценило прошлый сезон?

- У нас была задача финишировать на восьмом месте. Мы его и завоевали. Поэтому все были рады. Думаю, для команды, которая только вышла из первой лиги, это очень хорошо. Ведь обычно повышения ставится задача не вылететь или закрепиться. И наше место, мне кажется, дорогого стоит.

- Прошлый сезон «Славия» начала просто здорово.

- Я вообще не думал, что вот так хорошо стартанем. Все-таки первый год в лиге. Но я уверен, что с той игрой, какую мы показывали в первом круге, мы не добрали своих очков. Могли забраться еще выше.

- Почему старт стал неожиданным?

- Мы хоть и вылетали из «вышки» с другим тренером, но игроки остались почти те же - костяк сохранился. И я не думал, что мы так будем играть, что не будем бояться лидеров и не будем закрываться в играх с ними. Лично я был в таком состоянии, что ничего не боялся делать на поле. Принимал мяч, разворачивался и делал то, что хочу.

- Это такая работа Мартиновича?

- Да. Ему удалось переключить сознание ребят. Это подтверждают и наши результаты в первой лиге, когда мы не проиграли ни одного матча, и игра, которую демонстрировали в прошлом году. Мы не просто выбивали мяч вперед. Мы поверили в то, что можем играть в футбол.

- Чем крут Мартинович?

- Он очень здорово работает с коллективом. Хорошо его держит. У тренера свой подход к каждому футболисту. В «Славии» нет игрока, который в одиночку вел бы игру, но тренер сумел построить слаженную команду, в которой каждый равноценно участвует в игре. Ну и самое главное - Михаил Алексеевич доверяет игрокам. Это дает нам возможность показывать свой лучший футбол.

 

- Какие чувства испытывает игрок, когда завершает сезон без поражений, пускай и в Д2?

- А я до определенного момента вообще на это не обращал внимания. Просто были другие трудности, которые надо было преодолевать. Сперва мы все вничью играли. Игру показывали, 500 моментов создавали, но не могли забить. Потом никак на первое место выйти не могли. А когда обыграли в гостях «Белшину» и оформили выход в «вышку», расслабились, и дальше пошло по накатанной. И вот только тогда обратили внимание на отсутствие поражений. Ребята и тренеры начали говорить о том, что было бы неплохо поставить рекорд. Ну, и у нас получилось.

- Дополнительно отмечали?

- Нет. Просто один из приятных бонусов сезона, наряду с первым местом, золотыми медалями и выходом в высшую лигу.

- В сентябре прошлого года уже в высшей лиге у команды случился спад, и «Славия» едва не скатилась в борьбу за выживание.

- Где-то удача отвернулась. Было три-четыре поражения в один мяч и не по игре. Понимали, что показываем хорошую игру, но не фартит. Создаем три-четыре момента и не можем забить, а соперник забивает с первого же. Ну как так!? Важный матч был со «Слуцком». Перед игрой тренеры решили, что важнее набранные очки, а не игра. И мы действовали не так, как привыкли. Обычно стараемся играть в пас, вести игру. Даже с хорошими соперниками. А тут отбивались. Было очень тяжело, на набрали очко и раскрепостились. Потом был еще важный матч с «Гомелем». Мне кажется, это была самая важная игра в сезоне. Если бы не выиграли, не знаю, что было бы дальше. В итоге победили. И все вернулось. Следом победили «Ислочь», «Витебск» и выбрались на восьмое место.

- Как руководство себя вело, когда было сложно?

- С пониманием. Сильно не давили на нас.

***

- Второй раз в «Славию» ты вернулся очень интересно: сам позвонил директору клуба Андрею Васильцу и попросился на просмотр.

- Впервые в Мозырь попал в 2013-м. Сыграл 10 или 11 матчей и уехал, оставив о себе хорошее впечатление. Потом поиграл в Молдове и Казахстане, где и травмировался. Из-за этого особых вариантов не было. А с Васильцом остались нормальные отношения. Я набрал Андрею Григорьевичу и предложил предложить тренеру мою кандидатуру. Если заинтересуется, будет хорошо. Если нет - ничего страшного. Он предложил Юрию Пунтусу, тот пригласил меня на просмотр. И вот уже пятый год, если не ошибаюсь, пошел, как я здесь.

- Волновались перед звонком?

- А чего волноваться? Если бы я с ним плохо расстался, тогда может быть. А так мы вроде расставались нормально.

- Какое впечатление производит Василец?

- Хороший, отзывчивый человек, который поможет в любой момент. Я не особо лезу в сферу его работы, но за последнее время «Славия» инфраструктурно выросла: раздевалку, которой давно не было, сделали, синтетику на втором стадионе положили. Это большой плюс для города. Деткам будет, где тренироваться. Потому что на старых полях тренироваться было просто невозможно.

Понимаю, что клуб развивать тяжело, но радует, что есть результат. Если бы с 2013-го ничего не поменялось, тогда можно было бы задуматься.

- Глава попечительского совета клуба и директор мозырского НПЗ Виталий Павлов часто появляется возле команды?

- Да. Ему в любой момент можно набрать, посоветоваться, попросить что-то. Если какие-то проблемы у клуба, он всегда приезжает и разговаривает с нами. Старается бывать на играх. А когда уезжает за границу, смотрит через интернет. Знаю, что ему пересылают видео наших игр. Так что он в теме.

- В раздевалку заходит? Может устроить разнос?

- Ну, как сказать. У него такая манера разговора, что ему не надо кричать. Он говорит так четко и ясно, что ты прекрасно понимаешь: доволен он или нет. Все без мата и очень красиво. Не зря он босс нефтеперерабатывающего завода.

- Актуальный вопрос. Сейчас в Беларуси сложности с нефтью. Павлов что-то говорил команде на этот счет?

- Сам он к нам не приходил, но тренеры передавали слова Виталия Петровича. Он говорил, чтобы мы не переживали, что все будет хорошо. Заверил, что все, что было обещано, будет. И сказал, чтобы мы думали только о футболе.

***

- Ты популярная личность в Мозыре?

- В принципе, да. Городок маленький. Люди друг друга знают. Когда вылетали из «вышки», было даже стыдно экипировку на улицу надевать.

- Могли подойти с претензиями?

- Не то что кто-то подходил. Самому было некомфортно и стыдно. Сейчас все иначе: желают удачи, поздравляют. После гола «Гомелю» подходили и нахваливали красивый гол. Это же приятно :).

- Освоился уже в городе?

- Конечно. Дочка в садике, жена начинает работать. Уже даже не знаю, где дом. Вот честно. В Приднестровье есть квартира, но... Летом приезжали на несколько дней. Домой заехали - все пыльно. Нежилая обстановка. Даже не ночевали там. Гостили у родителей жены.

- Никто не смотрит за квартирой?

- У моих родителей есть ключи, но они не убирают там. Просто раз в месяц ходят проверять и все.

- Часто бываете в Бендерах?

- Зимой, когда отпуск, всегда. Ну и летом, если выпадает возможность, приезжаем. В прошлом году повезло - из-за еврокубков минское «Динамо» перенесло матч, и смогли сгонять домой. Погостили у родных три дня и еще четыре провели на море.

- Ты как-то говорил, что Мозырь похож на Бендеры. Чем?

- Тоже речка есть. Такая же набережная. И городок такой же маленький. Реально очень много схожего. Конечно, у нас нет такой гористой местности, как здесь, но я больше про быт. Мне комфортно. Я же не из столицы переехал в маленький город, чтобы мне не хватало расстояний и свободы. Я небольшой городок променял на небольшой городок.

- Каким было твое детство?

- Таким же, как и у местных пацанов того времени. Во дворе играли в разные игры. Очень любили ловитки. Играли в них на стройках и на речке.

Ну и футбол, конечно. Гоняли мяч, где попало. Однажды в школу пришел тренер и позвал всех в секцию. Записался и ходил с удовольствием. Занимался до 15 лет, а потом уехал на просмотр в одну из команд Краснодара, игравшую в глубоком миноре. История была прикольная. Оказался там благодаря дедушке знакомого моего друга. У мамы поехать со мной не получилось. Поэтому доверенность на меня была выписана на водителя автобуса. Всю дорогу он меня опекал.

Вроде показал себя в команде нормально, но так и не понял, почему не оставили. Вернулся домой и вскоре подписал контракт с «Динамо» Бендеры. Команда тогда еще в первой лиге чемпионата Молдовы выступала и только метила в «вышку».

- Платили хоть что-то?

- Первые деньги, которые получил от футбола, - 10 долларов. Сейчас 1 доллар стоит 16 приднестровских рублей, а тогда рублей пять стоил. А может, и меньше. Мне было 16 и тренер дал десятку на проезд. Семья у меня по достатку средняя была. Отец работал в колхозе, а мама была бухгалтером в госстрахе. Не помню, чтобы мы голодали, но тренер решил таким вот образом мотивировать меня.

- Что можно было купить за эти деньги?

- Я не знаю. Я на проезд потратил :).

- Первая официальная зарплата сколько была?

- Долларов 20-30. Самая большая в «Динамо» - долларов 200. Но это меня просто рассчитали, когда я уезжал в Израиль.

- В Приднестровье тяжелая жизнь?

- Не знаю, что тебе ответить. В Приднестровье легче живется за счет газа. У нас он стоит копейки, а в Молдове люди платят в пять-шесть раз больше. Россия защищает. Может, это плюс. Из-за газа многие в Кишиневе продают квартиры и уезжают в Приднестровье жить, а работать продолжают в Молдове. До Кишинева ехать час. Смысл переплачивать, если ты можешь жить хорошо и еще встать на российскую пенсию :).

- Это говорит о разнице в доходах.

- Конечно. В Кишиневе они повыше. Но и переезжают люди не от хорошей жизни. В Приднестровье тяжело. Работы не так уж много. Самые богатые в стране - пенсионеры. Дело в том, что они получают российскую пенсию. Она нормальная. А молодежь разъезжается. Когда кризиса в России не было, все были там. Сейчас в России ловить нечего: курс сумасшедший, большая плата за квартиру. Те же деньги можно и в Приднестровье получать. Если попал в структуру «Шерифа», то получаешь 400-500 долларов. Но там нужно работать! Пришел на работу с перегаром или проспал - тебя увольняют.

- Ты же сейчас не только про футбол?

- Конечно. «Шериф» - это не только футбольный клуб. Это заправки, супермаркеты, рынок, производство, реклама и так далее. Это огромный холдинг, куда все хотят попасть работать.

- Помнишь вооруженный конфликт между Приднестровьем и Молдовой в начале 1990-х?

- В 1992-м, когда это все началось, мы уехали в Украину на родину мамы в Каменец-Подольский. Специально подальше от конфликта.

- Что увидел, когда вернулись?

- Не помню, честно. Но в некоторых домах до сих пор отверстия от пуль. Впрочем, город преображается. Президентом республики стал человек из Бендер, и город просто расцветает на глазах. Стадион, где играет «Тигина», обновился. Поляна просто супер! Газон второй в стране по качеству после «Шерифа». Раньше стадион тоже был шикарный, но после того, как в 2014 году клуб загнулся, за ним никто не смотрел. Трава вымахала с человеческий рост. Серьезно! Когда заходил, слезы наворачивались.

- Когда «Шахтер» играл с «Милсами» в Лиге Европы, белорусские журналисты, ехавшие в Молдову через Приднестровье, рассказывали, что их очень придирчиво досматривали люди с автоматами.

- Я бы не сказал, что между Приднестровьем и Молдовой на границе неспокойно. Часто переезжаю - нет никаких проблем. Хотя вполне допускаю, что могут возникать локальные конфликты на национальной почве. Но это от людей зависит. Как-то видел на фэйсбуке видео. Полицейский остановил около Кишинева машину на приднестровских номерах и специально начал говорить по-молдавски. Ему говорят: «Я не понимаю, можете по-русски». А тот все равно.

- Приднестровцы не учат молдавский?

- Учат, но это не основной язык.

- Бендеры часто путают с Бандерой. Доводилось объясняться?

- После «Брата-2» было много шуток. А сейчас только друзья могут пошутить.

***

- В 2008 году ты перешел в «Хапоэль» из Беэр-Шевы. Как там оказался?

- Благодаря играм за молодежную сборную. В домашнем отборочном матче против Израиля вышел на замену и отдал голевой пас. На выезде вышел уже в старте и тоже хорошо смотрелся. Вскоре тренер тамошней «молодежки» принял «Хапоэль» и позвал к себе.

К новой стране было тяжело привыкать. Фактически я первый раз уехал из дому так далеко и так надолго. Но мне здорово помогли мои дальние родственники. Они стали для меня вторыми родителями. Помогали осваиваться и решать проблемы, болели за меня на стадионе.

Интересную историю вспомнил. Я только прилетел и сел в аэропорту в такси. Водитель меня узнал и всю дорогу мне про меня же рассказывал. Представляешь, я еще не подписал контракт, а местные СМИ уже не одну статью про меня написали!

Беэр-Шева - шикарный город. Там есть все, что нужно и не нужно. Очень скучаю по тому времени. Если бы тогда был помудрее, постарался бы там остаться жить. Мне очень понравилась страна. В команде осталось много знакомых. Хочу съездить повидаться, но пока не получается.

- Море далеко было?

- До Средиземного час на машине, до Мертвого - полтора. Чуть ли не после каждой тренировки гонял. Делать-то нечего. Отработал с утра и на пляж.

На Мертвом забавно было. Лег и не понимаю, как такое возможно вообще - не тонуть. Для меня, привыкшего к пресной воде, это как чудо природы.

- Президентом клуба была женщина - Алона Баркат. Удивился, когда узнал?

- Немного. После наших людей она оставила приятнейшее впечатление. Перед командой стояла задача выйти в высшую лигу. Вроде справлялись, но был период, когда не шло. Так она собрала всю команду в ресторане, и пока мы ужинали, пообщалась с каждым. Интересовалась делами, проблемами, предлагала помощь, если надо. Никаких криков или давления. Для меня это стало приятным шоком. После наших реалий столкнуться с таким отношением... Это было здорово.

- На каком языке общались?

- Я иврит учил активно - кое-что понимал.

- Беэр-Шева близка к местам, где иногда идут военные действия?

- Минут 40 ехать дотуда. Ракеты до нас не долетали, но звук слышал. Помню, во время тренировки зазвучала сирена. Все побросали и побежали в убежище. А когда ракеты зачастили, мы переехали в Тель-Авив.

- Было страшно?

- Ну как... Может, если бы ракета поближе упала, осознал бы точно. А так бежали просто в помещение и все.

- К женщинам в форме и с оружием на улицах привык?

- Поначалу было странно, а потом привык. Они везде с оружием. В Макдональдс заходишь: девушка кушает, а автомат рядом на столике лежит.

- Поездил по святым местам?

- Конечно! Как-то клуб организовал для меня и одного нигерийца экскурсию. Мы день провели в поездке. Это было клево. Всем советую.

- Что впечатлило?

- Все, что касается Иисуса Христа. Где жил, где останавливался, где его держали, где воскрес. Понятно, что люди к этим историям относятся по-разному, но мне это интересно.

- Вижу у тебя крестик.

- Я, может, не каждой день хожу в церковь, но самое главное верить в сердце. В общем, мне очень понравилось. Стена плача тоже впечатлила. Свою записку написал.

- Исполнилось желание?

- В принципе, да. Там было футбольное желание.

- Прочувствовал еврейский юмор?

- Юмор как юмор. Шутили мы друг над другом, как и здесь. Жадность? Тоже не наблюдал. Израильтяне достаточно отзывчивые люди. Однажды нужно было помочь незнакомому ребенку. Все без проблем скидывались деньгами. Не замечал, чтобы кто-то за счет в ресторане не хотел платить. Может, они просто умнее нас и на некоторые вещи смотрят иначе. Скорее, экономные и бережливые, а мы все на жадность спихиваем. Может, надо в себе покопаться.

- Мне говорили, что у «Хапоэля» болельщики топовые.

- Они просто сумасшедшие! Куда бы мы ни приехали, наших фанов было больше, чем местных. А когда мы уже вот-вот должны были выйти в высшую лигу, на стадионе собиралось по 10 тысяч человек!

Когда твое имя кричат фанаты в первый твой день в клубе, это космос. Играем с какой-то командой. Я забиваю первый мяч, партнер хватает меня за руку и тащит к сектору. Подбегаем и две тысячи человек кричат: «Игор! Игор!» У меня мурашки по телу! На последние матчи в сезоне они сделали плакаты с лидерами команды. Очень приятно было видеть себя среди них. До этого в Молдове с трибун только поливали, а тут такое!

- Болельщики буйные?

- Суровые. Как-то после поражения пошел в кафе с партнером. Там к нам подошли ребята и корректно объяснили и насчет поражения, и насчет отдыха в тот же вечер. И я прекрасно понял этих ребят. Для них это жизнь.

***

- Как возник вариант с переездом в Америку?

- Я должен был ехать на сборы с «Хапоэлем», но пришел другой тренер и из команды ушли многие игрокы. В итоге меня отдали в аренду «Маккаби» из Герцлии. Президент клуба там веселый. Человек мог назначать состав на игру вместо тренера. Мог во время матча кричать с трибуны, что делать. Он хотел результата и творил всякие штуки. Проиграли пару раз, собирает всех: «Я плачу вам деньги. Значит, в семь утра тренировка». В семь утра! В итоге мы просто бежали пять километров.

Когда совсем уж разногласия начались, поговорил с агентом о смене команды. Был вариант в Израиле и США. Выбрал «Канзас» потому что в тренерском штабе был молдаванин, который ранее тренировал «Тилигул».

Вместе со мной прилетел еще один молдаванин. Месяц были на сборах. Меня подписали, его нет. Если честно, этот момент сыграл мне в минус. Я остался один в чужой стране без знания языка. В Израиле были родственники или хоть чуток русскоговорящих. А там просто ноль. Во многом из-за этого не смог заиграть. Да, звучит как оправдание, но так и есть.

- Тренер же был тобой доволен.

- Ну да. Я мог сыграть на нескольких позициях: левого или правого хава, в опорной зоне или под нападающим. Но в итоге не сыграл в МЛС ни одного матча.

- «Канзас» был сильной командой?

- Если не ошибаюсь, то через год или через два ребята выиграли лигу. Сидели на замене с парнем, а сейчас он входит в сборную лучших МЛС. Хотя на тот момент был достаточно посредственным футболистом. Но...

Понятно, что тогда МЛС еще не была настолько популярной и только набирала обороты, но в околофутболе была уже на уровне. Приехали с тем парнем из Молдовы, которого не взяли, на первую тренировку. В раздевалке тренажерка, небольшая кухонька, холодильник с напитками. На каждой вешалке имя и фамилия игрока, форма сложена, носочки. Я офигел и говорю: «Может, поехали домой? Тут как-то слишком серьезно» :).

Зато за время в США такую форму сумасшедшую набрал! Делать-то нечего. У всех выходные, а я тренируюсь. И на базе все сделано для этого. Приехал, мячи взял и на поле. После напитки разные, протеин, креатин - все, что хочешь. В общем, форму набрал отменную. По возвращении в Молдову тренировался с «Динамо» - у меня мяч просто не могли отобрать!

- Ты же там с аргентинцем Клаудио Лопесом пересекся.

- Только постоял с ним рядышком. Сыграть не получилось. Перед моим приездом он ушел в «Колорадо». «Канзас» потом играл с ними в Кубке, но меня тогда еще не успели заявить. После игры я стоял в компании руководителей, Клаудио подошел и немного с нами переговорил. Вот и все.

- Мне казалось, что футбол в Америке - второсортный вид спорта. Тем более в то время.

- Это да! Но на тот момент для меня это был уровень. Моя карьера шла вверх. С каждым переходом все больше ощущал себя футболистом: баннеры, болельщики автографы, фотографии. После товарняка с «Гэлакси» какой-то малыш подошел и попросил сфотографироваться. Это очень клево!

- Что за город Канзас-Сити?

- Честно, много по нему не ездил. Жил в 30 километрах от базы и стадиона. Выезжал на автостраду и гнал. По центру прогуливался, но не особо. Говорил уже: ребятам дают выходные, а я на базу тренироваться.

- Ты жил в одной квартире с индусом. Какой он сосед?

- Нормальный. Я только потом узнал, что на тот момент он считался самым сильным индийским футболистом. Говорил даже, что в «Лидсе» побывал. Но насколько помню, он не выделялся и не был таким уж сильным. Правда, подписали его на хорошие деньги. Американцы в этом плане молодцы. Они подписывают футболиста таких стран с четкой мотиваций хайпануть и заработать на продаже маек. Вот его и подписали именно так.

- Какая была квартира?

- Клуб трехкомнатную предоставил. У каждого по комнате и общая гостиная. Самое прикольное, что мебель надо было самому покупать. Квартира была пустой. Местным-то ничего. Они после ухода могли ее с собой забрать, а мне что делать? В итоге прикупился по мелочи.

Если бы тогда мне теперешние мозги, остался бы там. Но пришлось уехать. Да и агент был заинтересован в моем возвращении. Я так понимаю, за Америку он небольшие деньги получил. Вот и хотел меня в российскую лигу перевезти. Понимал, что может заработать.

А ведь меня американцы выкупать хотели. И даже контракт серьезный предлагали. Я согласился, но попросил чуть поднять зарплату. Хотя бы через год. Потому что надо было платить за квартиру, заправлять машину, питаться и еще налогов 30 процентов платить. У меня ничего не оставалось. Я ведь получал минимальную зарплату.

- Сколько?

- 3,5 тысячи долларов. Все расходилось. Но договориться не смогли. Думаю, все-таки агент повлиял. Не думаю, что клубу сложно было поднять заплату на те же 500 долларов.

- В интервью ты не раз говорил, что хотел остаться в Израиле и США. У тебя есть сожаления по карьере?

- Не то, чтобы сожаления. Просто считаю, что в некоторых ситуациях стоило карьерой распорядиться чуть хладнокровней. Не повысили зарплату в США, надо было оставаться. Я же повелся на слова агента, который зазывал в Россию. Но в итоге я так никуда не уехал и подписал контракт с молдавской «Искрой». Потом были «Тирасполь», «Дачия» и первый приход в «Славию».

Сожалею, пожалуй, только о том, что пока не довелось поиграть в сборной Молдовы. Очень хочется помочь команде. Впрочем, может, еще сыграю.

Фото: detaly.co.ilfcslavia.bygp.by,  thadbellphoto.com.

Автор: Андрей Масловский

Источник – MOLDOVA.sports.md


ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ

КОММЕНТАРИИ

0 48 ПростоИглесиас 7 марта 2020 | 19:05 Отличное вью. Однозначно в сблрную
0 48 ПростоИглесиас 7 марта 2020 | 19:01 Отличное вью. Однозначно в сблрную

Cамые обсуждаемые

Самые популярные

  • за год
  • за 6 месяцев
Loading...
Наверх ↑