Анатолий Мышкин: «Петросян научил меня терпению, пониманию и развитию сильных качеств игроков»



028 августа 2017 20:15

В Кишинёве побывал чемпион мира, двукратный чемпион Европы, двукратный бронзовый призер Олимпийских Игр в составе сборной СССР, один из сильнейших баскетболистов мира 70-80 годов Анатолий Мышкин. Знаменательный гость из России приезжал на 80-летний юбилей заслуженного тренера СССР, Молдовы и Украины Анатолия Тиграновича Петросяна, в своё время поднявшего женскую сборную нашей республики до уровня лучших команд Старого континента (6-е место в финале чемпионата Европы 1995-го года в чешском Брно и 7-е место в 1997-м году в венгерских Пече и Будапеште).

Корреспондент SPORTS.md встретился с Анатолием Дмитриевичем Мышкиным, и разговор вышел далеко за пределы торжественной даты.

 - Вы прибыли в Кишинёв с частным визитом. Расскажите о поводе для приезда, о том, как вы познакомились с нашим юбиляром Анатолием Тиграновичем, что вы о нём думаете как о специалисте и человеке?

- Казалось бы, вы задали один вопрос, на самом же деле вы охватили несколько ключевых моментов нашей истории с Анатолием Тиграновичем, будем её так называть.

Когда? Где? Какой человек?...

У этой истории настолько глубокие корни и, может быть, даже хорошо, что вы об этом спрашиваете потому что, наверное, многие, например, в России уже и не помнят, кто такой Анатолий Тигранович...

- Да и в Молдове есть люди, которые о нём ничего не знают, даже в сфере баскетбола, как ни смешно это говорить и как ни сложно представить...

- Не подумайте, что я сейчас сказал что-то вроде «забыли». Сейчас какая-то странная тенденция пошла, новое веяние, что ли. Новые люди, якобы, занимающиеся баскетболом, путают наши имена. Бывших, ещё живых, которые могут что-то рассказать, интересное и полезное, что было при нас...

Например, последний «праздник» в России, я его так в кавычках назову. В нашей федерации пришла кому-то в голову идея отметить 10 лет со дня победы сборной России на чемпионате Европы.

Что за праздник - 10 лет с момента выигрыша?

- Просто выигрыши стали очень редкими...

- А почему 1947-й год не взяли, когда первый раз выиграли чемпионат Европы? Всё-таки юбилейная дата, семь и семь совпадают...

Пусть нас осталось немного, но мы тоже чемпионы и мира, и Олимпийских Игр... А хоккеисты? Они ...-надцатикратные, так что, каждый год надо отмечать?

Забывают приглашать ветеранов, кому-то пожать руку, кому-то сказать спасибо. Даже участники-чемпионы ОИ в Мюнхене в 1972-м году есть ещё живые, слава Богу, иногда вспоминаешь, что они американцев обыграли первый раз в жизни. Так сейчас больше вспоминают почему-то Сеул.

Вот так складывается наша жизнь, поэтому, если вернуться к Анатолию Тиграновичу, то я уже сказал и многим говорю... Меня спрашивают: «А что ты?», «Зачем?», «А почему именно к нему?», так я отвечаю - я приехал к своему учителю, к одному из своих учителей, профессиональному тренеру и человеку потому, что, если кто-то рассматривает чисто тренера, но не рассматривает его работу, что и как он делает... Вот, некоторые говорят «Он готовит чемпионов»... Это - одна тема, а я её рассматриваю гораздо шире - он готовит людей к большой жизни. И мы видели на юбилее игроков его команды, я не буду говорить бывших потому, что у меня, как у тренера, уже несколько поколений игроков, которые всегда встречаются, вспоминают и благодарят друг друга, то есть это педагог, а не какой-нибудь тренер, который нашёл где-то двухметровую девочку, сделал её олимпийской чемпионкой случайно, мячик забили в корзину, и он на этом успокоился. Нет, он до сих пор является для меня интересным собеседником и примером. Я слушаю и, может быть, больше рассказываю, что было в моей жизни после распада Советского Союза, ведь с тех пор мы не виделись.

Это - последняя точка, одна из линий моей карьеры тренера и жизни в баскетболе, как наставника женской команды ЦСКА. Мы закончили последний чемпионат Советского Союза, в Минске это было, собрались все 12 команд, и Анатолий Тигранович получил звание «Заслуженного тренера СССР» и значок. Все тренеры пришли в гостиничный номер, поздравляли, говорили хорошие слова...

Зная всю политическую ситуацию, предполагали (решения ещё никакого не было), что мы в таком составе собрались последний раз, а Анатолий Тигранович - последний из могикан.

Получилось, как в воду глядели...

Поэтому я и приехал в Кишинёв, поздравить юбиляра, обнять его, рассказать, что же со мной происходило, задать открытым текстом вопросы, которые меня волнуют, разрешить сомнения, правильно ли я поступал...

Пусть меня никто не ругает, мы это не афишировали, но любое его слово на встречах, на матчах  было для меня важно (да мы были соперниками, это - нормально), но после игры продолжалось общение, разговоры о том, как сделать лучше, и что мне больше всего нравилось - его подход к этому делу был и остаётся таким - не почивать на лаврах. Есть такая фраза, особенно у тренеров. Когда ты выигрываешь  чемпионат, а для меня эти выигрыши как бы стали рядовыми, я к ним всё равно не привык, к этому невозможно привыкнуть, но у нас цель была, и  я её достигал, и чемпионские медали есть, и много их. И вот, когда ты выигрываешь чемпионат, то на следующий сезон, когда начинаешь готовить команду, есть такая большая ошибка у многих тренеров. Если сказать одной фразой: «Эх, как хочется посмотреть назад и повторить». Ведь мы - чемпионы, всё, что я делал, привело меня и команду к золотым медалям. Так надо сделать точно так же.

Вот этого делать ни в коем случае нельзя. Надо смотреть вперёд, и Анатолий Тигранович - один из тех людей, кто мог продолжать, кто мог взять команду с нуля, так же, как и я брал игроков, которые никому не нужны, мне их просто отдавали: «Вот, ЦСКА всех заберёт». Как это всех заберёт? Призвать в армию? Насильно привести? Я приходил, спрашивал: «Вот эта девочка тебе нужна?». «Нет-нет, она не перспективная». Я её брал в ЦСКА, и через два года она уже была уровня национальной команды.

Я не хвалюсь, но я собирал людей с характерами, которые не устраивают кого-то, они совершенно неординарные, они все - разные...

- ..Так у вас у самого такой характер...

-  Игрок, который из себя что-то представлял на площадке многие годы и был способен принимать на себя ответственность за решения, он же творец, он - не от мира сего, он думает и реагирует по-другому. Поэтому я и брал в свою команду разнохарактерных игроков, и этому меня научил Петросян. Научил терпению, пониманию и развитию сильных качеств...

Если он импульсивный и энергичный, то я должен это не топить, а, наоборот, развивать. Тогда все его слабые стороны начнут подтягиваться к сильным. Если я «затоплю его под планку», как у нас в спорте говорят, мол, у тебя хороший бросок, но если бы ты ещё научился действовать в защите, высоко прыгать, хорошо отдавать пас и водить мяч, то стал бы звездой. И начинают работать над этими качествами, а про бросок никто и не вспоминает.

В конечном итоге эта девочка или мальчик становятся середнячком, и тот бросок, которым все восхищались, становится средним и неинтересным...

Мы всё это обсуждали. Чему меня научил Анатолий Тигранович? Обсуждать с тренерами, не сколько я у тебя выиграл и якать, вот я выиграл чемпионат Советского Союза. Это не я, а мы выиграли, команда выиграла... Надо рассуждать, искать ошибки и делиться опытом, и этому он меня научил.

Петросян мне рассказывает - я сделал неправильный вывод, я выгнал того игрока, я ошибся... Я ездил на сборы в горы, мне сказали - это поможет. Приехал, а там провал команды физический.

Он не настаивал, мол, Толя, не делай этого. Он говорил, что он сделал, и это не получилось. Значит, когда мне предлагали поехать с командой в горы, я вспоминал  сказанное Петросяном и отказывался. Как, почему, мы там были, там так классно? Да не поеду и всё! А в голове ответ чёткий. Что, поехать за шишками, завалить дело и вернувшись сказать - Анатолий Тигранович вы были правы?

И так потихоньку, беря эти моменты, не записывая на бумажке, а именно в беседе, мы говорили обо всём - о характере девчонок, о психологии команды, как её создать... То, что до этого я работал с дублёрами много лет, выигрывал с ними чемпионат Советского Союза... Сейчас таких команд нет и в высших лигах. В дубле не было ограничений в возрасте, просто игроки второго состава.

Поэтому, когда мы всё это обсуждали, я понимал, что мне нужно у кого-то узнать, как к этому правильно подойти, при этом не скопировать, как сейчас делают молодые тренеры. Зачем, разговаривать с Петросяном или с Мышкиным? Я извиняюсь, ведь мы разговариваем о двух людях. Так же и о других тренерах, и в других видах спорта... Когда можно дома сесть, нажать на кнопку, войти в Интернет, и там всё есть, всё будет написано, что надо предпринять...Кто-то из Сербии напишет, кто-то - из Америки, какой-нибудь Джонсон-Бенсон..., приедет литовец, что-то расскажет. Ребята хорошие, но у них своё видение.

И вот этот молодой товарищ начинает в точности копировать, но что-то у него не получается...

Когда я провожу мастер-классы или общаюсь с тренерами в России, а у меня две школы моего имени, там порядка 400 детей занимается, сколько там тренеров работает...

- Это у вас на родине в бывшей Свердловской области?

- У меня на родине в Екатеринбурге и в Подмосковье в Звенигороде.

Я хочу объяснить одну вещь - в системе это сделать невозможно потому, что сама система нивелирует идею этих школ. Им все надо завоёвывать медали... Даже в самом названии - Школа олимпийского резерва. Детская. Приходит мальчик в 10-12 лет, а ему говорят - Школа олимпийского резерва. Кто может сказать, что он станет олимпийским чемпионом?, Да, идея есть, но чтобы её осуществить, надо сначала поставить ему здоровье, привить любовь  к баскетболу, чтобы он сам ходил на тренировки, а не таскали его, а ещё лучше было бы как раньше, без денег, которые сейчас с родителей дерут, а уже потом, на выходе, можно было бы рассуждать, о каких игроках олимпийского резерва мы ведём речь...

Сейчас этого нет. Мы с первого же года должны быть чемпионами в 12,13,14, 15, 16 лет и так далее..., но чемпион то один, это - команда. Я, когда разговариваю с молодыми тренерами, замечаю, ребята, не пытайтесь повторить это, вы просто пропускайте через себя весь объём, который получаете не из Интернета, а из опыта других, и опыта отрицательного. Это гораздо лучше усваивается, и тогда парень или девушка, которые играли в баскетбол и хотят стать тренерами, создадут свой стиль.

Это очень трудно, но возможно. Согласитесь, что стиль команды «Молдова» или «Жальгириса» у мужчин, или тбилисского «Динамо» или, снова у женщин, киевского «Динамо» и ЦСКА - они отличаются, как небо и земля. А игроки классные, они все объединяются в одну команду в сборной. А школы то разные! А команды есть!

А сейчас? Что тот стиль, что этот...

Какой стиль? Все пытаются что-то копировать. Прежде всего, копировать американцев. Это - правильно. Мы должны взять от родоначальников игры школу, начальную, а не выдумывать свои правила, мячик должен быть поквадратнее или поменьше, площадка другая, поперёк надо играть, нет, а уже потом на этапе обучения начать строить команду.

А лицо команды - это тренер, который создаёт эту команду по-своему.

Казалось бы, это такой эгоизм, но тогда это будет творчество, это будет интересно для людей. Это - как картина художника. Давайте все будем рисовать как Малевич! Все нарисуют квадрат красный,  все будут говорить - вот такая у меня картина!

Нас не поймут. Никогда и никто не поймёт, что это за квадрат, а когда мы будем один так писать, другой - по-другому, тогда есть выбор, есть интерес и есть изюминка какая-то...

- На американской банкноте определённого достоинства некоторое время назад вы написали пожелание юбиляру. О чём?

- Я уже не помню, это было довольно давно. Может, вы мне напомните?

Это как спросить: «А ты помнишь ту игру?». Ну, помню. Второй вопрос: «А какая лучшая для тебя была игра? И какая самая крутая золотая медаль?». Вот, например, кто-то вспомнил 82-й год, когда я практически получил MVP чемпионата мира и стал лучшим игроком мира. Почему-то считается, что это был пик карьеры или лучший результат. Позвольте? Может быть, для меня 78-й год был гораздо сильнее.

Когда я работал на телевидении, мне попала запись 78-го года. Я никогда не видел этот матч со стороны. Я удивлён был, что выходил в стартовом составе. Я думаю, что, да, играл, но в стартовом составе против югов в финале?

А 73-й год взять, когда я в 18 лет попал играть за мужчин. И тут приехали олимпийские чемпионы 72-го года в Мюнхене. Я с ними готовился на базе в Подольске в Подмосковье, параллельно в молодежной команде, и я их всех видел.

Может быть, это было для меня как трамплин, а дальше уже пошло по накатанной?  И ты свой путь видишь, и от этого уже не избавиться...

А если бы этого не было, то, может, и 82-го года не было бы! А почему вы не вспоминаете 81-й или какой-то другой год? А трагедия московской Олимпиады 80-го, когда мы всех должны были раскатать к чёртовой матери и проиграли одно очко итальянцам?

- Позволю тогда напомнить смысл надписи на банкноте. «Без вас не было бы меня»...

- В принципе, не цепляясь за слова, мы можем сказать, что философски то, что я сейчас рассказываю, подтверждает написанное на американской валюте. Я не просто говорю красивые слова. Я даже хотел инкогнито прилететь, но так как мы с Тиграном (сын Анатолия Петросяна. - Примечание редакции) дружим уже много лет, то мы ещё весной решили, что я обязательно приеду. И он всё спрашивал: «Ну что, папе говорить или не говорить?».

И когда мы встретились, прямо из аэропорта направились к нему домой, и когда Анатолий Тигранович спустился вниз, на улицу, всё стало для меня как в цветном изображении. Дома ты вспоминаешь, можешь почитать книгу, посмотреть старое видео, какие-то бумажки взять, медали, но когда ты видишь человека...

И тут пошло-поехало. Мы можем часами, сутками сидеть и такое вспомнить...

А когда ты совсем один находишься - это совсем другое.

Поэтому прилёт сюда - это дань уважения, прежде всего, человеку. Я знаю всю его автобиографию, у меня есть книги о том, в каких городах и с какими командами он работал, и мы всё время шли как по параллельной, я - там, он - тут... и вот наступил период, когда не только я и он, а многие другие просто прекратили своё существование в баскетболе, скажем так, по ряду причин.

Но, в принципе, всех объединяет одно. Просто нам сказали (люди не стесняются это говорить) о том, что наше время закончилось. Спасибо вам, ветераны, но мы идём другим путём! Сегодня у нас новая жизнь, новые отношения, новые идеи. Понятие Родины и того, другого, что у нас написано на груди, - Россия или Молдова, ушло на второй план. Главное - деньги и свобода передвижения. Хочу - в Америку, хочу ещё куда-то... Мы дожили до такого момента, когда игроков спрашивают: «Вы будете играть за сборную страны?», а они отвечают: «Ну, я сейчас подумаю, посоветуюсь со своим агентом, с клубом, и пройду медосмотр. Если врачи мне разрешат, то я, может быть, приеду».  

Не думайте, что я, как старик, сижу и плачусь. Я, может быть, по энергетике моложе многих других и свою энергию выхлёстываю сполна на детей, на школы, не мои, а моего имени. Там я получаю максимальное удовольствие. Там я могу чем-то поделиться, подсказать тренерам.

На ваш вопрос я длинно отвечаю потому, что я не перескакиваю с одного блока на другой. Вы объемно его задали. А если очень просто ответить...

Вернусь к своей деятельности в спортивной редакции на телевидении. Мы были с некоторыми спортсменами в студии на прямом эфире. Когда его спрашивают, к примеру: «Расскажите, пожалуйста, как вы провели первую часть боя? Что вы об этом думаете? Мечтали ли добраться до этой стадии?» и так далее, длительный вопрос такой, то в ответ слышали: «Ничего не думал». Два слова максимум. Эфир идёт. Народ сидит, слушает. Что он слушает?

 А здесь всё словно перевернулось, и вы позволили мне охватить весь вопрос. Это - нормально.

Когда мы хотим сделать хороший материал, то должны говорить не о том, кто человек такой, а о том, что он сделал и о его философских взглядах, и о том, что нужно учиться и учиться, ну, не по-ленински , а на реальном человеке и его взглядах, что я и делаю.

Если вы думаете, что я прилетел сюда для того, чтобы мы провели большой банкет и на этом успокоились, и меня спросили: «Ну, как вы там? А вина молдавского красного было много? А вот это ты пробовал, пил?», то вы ошибаетесь.

Мы собрались, чтобы пообщаться, а не отчитаться, и поговорить о том времени и своих взглядах, и не изменились ли они? Я увидел Анатолия Тиграновича точно таким же. Он мне сказал: «Нет, это, Толя, всё не то...Другая жизнь. Я сейчас многое передумал. Мы делали всё неправильно»...

Нет! Я убедился, что тот путь, направление которого он мне подсказал, он не контролировал меня и не бил палкой - влево не ходи, вправо не ходи, назад не смотри -  я выбрал его правильно, и моя карьера, не то что карьера, скорее, моя жизнь в баскетболе, она развивалась правильно.

Я не говорю сейчас в замкнутом пространстве, как будто в одной деревне или в одном кафе мы пообщались, что называется, «за жизнь» и разошлись. Хочу, чтобы всё было понято правильно. Это будут читать и в бывшей Югославии, и в Литве, и в России. Это всё сейчас доступно с помощью Интернета, пожалуйста, поэтому я за свои слова отвечаю и не хочу выглядеть эдаким плачущим жалующимся стариком.

То, что я делал тогда, то, что я делал сейчас, может быть, отличается по технологиям, но наша философия работает. Это философия настоящих людей, настоящих тренеров, какая бы она жёсткая или  какая бы она шершавая ни была!

У тренеров, как у учителей, то есть считайте, что я, как сейчас говорят, продукт, который был заложен во мне такими людьми, как Анатолий Тигранович .

Когда-нибудь, может, наступит момент, и кто-то скажет обо мне: «Вот у меня был такой тренер!». И я буду очень благодарен. Когда мы говорим об Учителе хорошем, то эти слова должны говорить ученики. Я это признаю. Я люблю и уважаю Анатолия Тиграновича Петросяна как учителя, как тренера, прежде всего, как Человека с большой буквы потому, что я его ученик...

Источник – MOLDOVA.sports.md


ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ

КОММЕНТАРИИ




Cамые обсуждаемые

Самые популярные

  • за год
  • за 6 месяцев

Новости

Loading...
Наверх ↑