Игорь Пикущак об игре в Китае, работе с Галицким и самых перспективных воспитанниках



В 2011-м году Игорь Пикущак в «Лужниках» забил ЦСКА и стал автором первого гола «Краснодара» в Премьер-лиге.

Завершив игровую карьеру, Пикущак осел в Краснодаре и за год прошёл путь от тренера по работе с нападающими до главного во второй команде «быков».

- В 2009-м году вы подписали контракт с китайским клубом «Бэйцзин Хундэн». Как вы там оказались?

- В то время я принадлежал «Шерифу». Было желание попробовать себя за границей. Cначала поехал на просмотр в «Анжи». С ними пробыл один сбор, но контракт не сложился. Агент предложил поехать в Китай - в команду «Бейцзин Гоань», которая играла в Суперлиге. Там я достаточно неплохо проявил себя: в первом матче после приезда забил 2 гола, в следующем матче тоже забил. Но не удалось с ними подписать контракт. Трансферное окно подходило к концу, и я оказался в их неформальном фарм-клубе - «Бэйцзин Хундэн».

- Почему не удалось подписать контракт с «Бэйцзин Гоань»?

- Можно было заявить только пять легионеров на сезон. Как раз было одно место. Я был на просмотре с сербским нападающим. Выбирали из нас двоих, но в итоге мы оба не остались - вернулся нигериец, который ездил в Японию на просмотр. «Шериф» меня выставил на трансфер, в России уже чемпионаты начались, поэтому пришлось остаться в Первой лиге.

- Как был устроен китайский аналог ФНЛ?

- После «Гоань» я поехал ещё в несколько команд Суперлиги: «Шанхай Шеньхуа», «Далянь Ифан». Суперлига, естественно, отличается по уровню футболистов, но не скажу, что намного. Есть индивидуальности, которые в то время были покачественнее. На тот момент футбол был не так развит. Организация на хорошем уровне у большинства команд. Стадионы великолепные, особенно после Олимпиады. Даже в Первой лиге были стадионы на 70, на 80 тысяч. Понятно, что они заполнялись не полностью, но в некоторых городах, где были команды под выход в Суперлигу, приходили и по 30-40 тысяч.

- Сейчас контракт в Китае ассоциируется с мешком денег. Как было тогда?

- Тогда не было таких денег. Через год-два началось вливание, поехали игроки с именем. На тот момент я не помню, чтобы звёздный игрок выступал в Китае. Средняя зарплата в Суперлиге была 20-30 тысяч долларов в месяц. В Первой лиге - 5-6 тысяч. Я туда ехал не за деньгами, а за игровой практикой. Плюс другая страна, опыт колоссальный.

 

- Как вы добирались на выезд?

- Легионеры летали на самолёте, отдельно от команды. На некоторые выезды (3-4 часа на скоростном поезде) мы ездили с клубом. А если далеко - летели вчетвером на самолёте. Бывало так, что команда выезжала за несколько дней до игры, ехала сутки на поезде, проводила предыгровую тренировку, а мы уже прилетали за день до игры.

На тот момент были трудности с деньгами в команде.

- Были конфликты по этому поводу?

- Опять же, вопрос в легионерах. Я приехал в команду за два дня до старта чемпионата. Четыре тура не мог забить: привыкал к партнёрам, футболу. Потом за 7 игр забил 9 мячей. Если бы мы были слабее китайцев, то были бы проблемы. Я думаю, что мы доказали игрой своё право.

- Финансы позволяли оплатить перелёт только легионерам?

- Да. Более того, я не получил ни одной зарплаты. Но премиальные выплачивали, что странно. Через четыре месяца стало известно, что команда банкрот.

- Вы пытались судиться?

- Пытались, но проблема в том, что президент команды стал банкротом, и государство отобрало у него бизнес. Пытались подать в суд, но ничего не вышло - у команды нет имущества, взять нечего.

- Расскажите пару необычных историй из вашей жизни в Китае.

- Бытовых много было. Сами китайцы очень любят европейцев. У меня были длинные светлые волосы, китайцы подбегали, просили потрогать их. Потом я пошёл постричься в парикмахерскую, они оставили мои волосы на память, как сувенир. Это было удивительно. Несколько раз сидели с женой в кафе - подходил человек, приносил порцию мяса, просто потому, что я ему понравился.

- Давайте разрушим некоторые стереотипы о Китае. Первый: китайцы все на одно лицо.

- Поначалу тяжёло было отличить (улыбается). Через месяц уже я стал различать и китайцев, и корейцев, и японцев. Китайцы более круглолицые, японцы чем-то похожи на европейцев, а у корейцев более строгие лица.

- И еще один: в Китае все едят палочками.

- Да. Все едят ими. Сколько в кафе ни ходили, редко в каком можно было попросить вилку. Но проблемы не было, со временем научился орудовать палочками. В некоторых кафе есть даже обучающие палочки.

- Завершив игровую карьеру, вы решили жить в Краснодаре. Чем вас покорил этот город?

- Президент [Галицкий] приглашал на работу, это сыграло большую роль. Новость появилась в 2012-м году, а разговор о работе был гораздо раньше - году в 11-м.

- Вы были поражены приёмом в «Краснодаре», «особенно после «Шерифа» с его специфическими отношениями».  Что вы имели ввиду?

- Ну, как сказать... Там руководство, президент своеобразный. Не говорю, что он плохой. Очень много уделяется внимания дисциплине, как в жизни, так и в футболе.

Но разница в большей степени связана с футболом.  

- Можете конкретизировать?

- Я имел ввиду спрос с футболистов. В «Шерифе» были более агрессивны к футболистам, более требовательны. Иногда могли зарплату урезать из-за какого-то матча. Если проиграли, руководство могло прийти в раздевалку и "напихать" футболистам.

- Когда вам предложили работу в «Краснодаре»?

- Я закончил в Молдавии с футболом, созвонился с генеральным директором «Краснодара» [Хашигом], потом встретился с президентом. Слетал домой и через неделю приехал в Краснодар.

- Был ли у вас тренерский опыт на момент назначения в «Краснодаре»?

- Когда заканчивал, начал учиться в Молдавии на категорию С. Потом уже в процессе закончил В, сейчас уже на А учусь. Скоро полечу на сессию в Кишинёв.

- Вас взяли на работу после двух разговоров: с Галицким и Хашигом?

- Был ещё разговор с Марьяновичем - главным тренером Академии. Не то, чтобы я сам напросился на работу - пригласили. Я думаю, что смысла не было какую-то аттестацию устраивать. Я принял участие в развитии клуба, это сыграло свою роль. Первые три месяца был на стажировке в «Краснодаре», работал с нападающими. С такими же правами, как и другие тренеры, которые приходят в клуб.

- В дубле «Краснодара» вы отвечали за подготовку нападающих. Как устроен этот процесс?

- Во всех командах: от самого младшего возраста до первой есть работа по амплуа. Этим занимаются тренеры узкой специализации. Они не закреплены за командой. Есть недельный микроцикл, он разбит на дни. В один из них есть работа по амплуа. Моя задача была работать с нападающими над завершением, открыванием. Постараться подсказать им, научить их каким-то вещам из своего опыта. Иногда приходилось самому показать что-то. Анализировали свою игру и игру соперника, чтобы улучшить качества. 

- В чем нужно добавить Сулейманову и Игнатьеву?

- В первую очередь опыт. Технически они хорошо оснащены, скорость тоже есть.

- Кто ещё из «Краснодара-2» в ближайшем будущем способен пробиться в главную команду?

- Дорога всем открыта. Я не стану кого-то выделять. Это не совсем нормально. Нужно время, чтобы они там оказались, потренировались. Шапи показал, что готов. Есть момент, что он очень хорошо выходит на замену. Для него сейчас это наилучший вариант.

- У вас есть объяснение, почему с замены он более продуктивен?

- Есть мотивация. Он хочет доказать, что может играть в составе. Есть и тренерский момент - команде нужнее именно такой Шапи, который может выйти и забить. Бывает, что важный для команды игрок не выходит в старте именно по таким соображениям. Он наберётся опыта, станет более стабильным и сможет вытеснить кого-то из стартового состава.

- Может ли стать проблемой для игрока, что он чаще забивает, выходя на замену?

В этом плане с ним работает Мусаев. Футболистам нужно объяснять свои решения, потому что они тоже люди и хотят внимания.

- Как должен развиваться «Краснодар-2»?

- Первое - перевести их на более высокий уровень ответственности. С них спрос должен быть как со взрослых мужиков. И тренировать их нужно как в первой команде. Сейчас их хотят больше усовершенствовать технически, но кто-то уже сложился как футболист. Многое особо не поменяется. Надо больше их подтягивать физически и над тактикой работать. Второе - сделать команду более профессиональной, отдельно от Академии. Первая команда тренируется в Четуке, «Краснодар-2» - в Академии.

- Это им как-то мешает?

-  Юношеский и взрослый футбол - разные вещи. Тренируясь в Академии, они ментально не ощущают себя взрослыми футболистами. Они ощущают себя малышами.

- А они сами готовы ментально перейти на взрослый уровень?

- Они все хотят оказаться в первой команде, но только тренер решит, когда они будут готовы. Шапи, Игнатьев, Уткин, Сафонов - лидеры, готовые всегда брать на себя ответственность. При этом они достаточно командные игроки. Шапи, наверное, более индивидуальный, но для него нет проблемы отдать пас партнёру при выходе два в одного.

Игра Матвея Сафонова для многих стала откровением, но для меня - нет. Работал с ним, знаю его психологию - достаточно уверенно себя чувствует даже при ошибках. Не начинает нервничать. Держит удар, неважно, это пропущенный гол, или кто-то на него накричал. Психология очень много даёт. За счет этого он и проявляет себя.

- Шапи, Игнатьев, Уткин и Сафонов - 99-го года. В то же время в «Краснодаре-2» и «Краснодаре-3» достаточно игроков 98-го года. С чем вы это связываете?

- Селекция, плюс никто не списывает и работу с ними. Получилась такая команда 99-го года. Не было большой ротации, этот состав большое количество времени провёл вместе. Они уже друг друга чувствуют, друг друга знают. Не удивительно, что они добились таких результатов. Мы анализировали, вообще, даже по Европе, по миру, 99-й год вышел очень сильный.

- Как происходит движение футболистов между всеми командами по ходу сезона?

- Из основной команды лишь несколько человек могут играть за молодёжку и «Краснодар-2». Заявка сделана так специально, чтобы все получали игровую практику. На данный момент иерархия такая: «Краснодар», «Краснодар-2», молодёжка и «Краснодар-3». Если в первую команду забирают несколько человек из «К-2», то тренер возьмёт себе игроков из молодёжки.

- Где лучше играть молодому футболисту: в молодёжном первенстве или ПФЛ?

- Не могу однозначно сказать. В молодёжном первенстве свой год варится, а в ПФЛ - мужики, что тоже полезно. Это надо прочувствовать на себе, прежде, чем попасть в основную команду.

- В заявке на игру главной команды зачастую оказывается несколько свободных мест. Почему для её заполнения не привлекаются игроки из клубной вертикали?

- «К-2» уезжает на выезд, основная играет дома. Игроков просто так не заберёшь. Плюс травмы. Есть момент нехватки футболистов.

- На сайте «Краснодара» нет вашего профайла. Почему?

- Это не ко мне вопрос.

- Вы работаете в клубе?

- Нет, я уволился месяц назад.

- Почему?

- Пришло время.

-  Говорят, это было решение Марьяновича.

- Окончательное решение было за мной. Мне никто не говорил, что хочет меня уволить. Сложились некоторые факторы. Зимой меня убрали с «Краснодара-2» опять на работу с нападающими.

- Почему так произошло?

- Так руководство посчитало. 

- Вы разговаривали с Марьяновчием по этому поводу?

- Разговаривал. Какие-то моменты ему, может быть, не понравились, я не знаю.

- Как он объяснил своё решение?

- Особо ничего не объяснял. Просто в «Краснодаре» есть практика ротации тренеров. Да, было неприятно. Считаю, что достаточно хорошую игру показали с «Краснодаром-2» в первом круге. Немножко было непонятно, но сложилось так, как сложилось.

- После разговора с Марьяновичем вам стало более ясно, почему так произошло?

- Я думаю, что об этом не совсем интересно будет кому-то знать. Это наши внутренние дела. Если даже у нас что-то не сложилось, пусть это останется между нами.

- Считаете ли вы перевод на работу с нападающими шагом назад?

- Я не воспринял это как шаг назад. У меня неплохо получилось в ФНЛ, я уже сам почувствовал вкус работы, что я могу и хочу работать главным тренером.

- Пытался ли вас отговорить Марьянович?

- Нет, не пытался. Поговорили с президентом. На тот момент я не хотел просто там оставаться и работать. Сложилось так, ну и сложилось.

- Вы спокойно к этому отнеслись?

- Конечно я переживал. Клуб останется для меня родным. Тренерская работа - она такая. Бьелса как-то пришел в «Лацио», а через два дня уволился.

- Как вы можете охарактеризовать Марьяновича?

- (после паузы) Импульсивный человек со своей психологией. Для него в первую очередь важна дисциплина. В каждую мелочь он пытается скрупулезно окунуться. Тотальный контроль. Хочет всё знать: что делается, для чего делается. Он руководитель, это нормально.

- Складывается ощущение, у вас с Марьяновичем было недопонимание.

- Нет, это не так. Есть рабочие моменты, которые он как главный тренер Академии должен обозначать.

- Что вам сказал Галицкий на прощание?

- Хорошо с ним пообщались, без каких-то претензий. Я получил колоссальный опыт, пользу принёс ребятам. Получилось так, что первым поработал с командой в ФНЛ. Остались в достаточно хороших отношениях.

- Насколько глубоко он погружён в тренерскую работу?

- Старается вникнуть в работу, понять, что мы делаем. Какие-то свои моменты не навязывает, а подсказывает. Сейчас он занят больше футболом, чем своими делами.

- Константин Коваленко рассказывал, что за общение с Галицким могли уволить.

- Не знаю. Мне никто никогда не говорил подобного. Я часто общался с президентом. Бывало, что по два-три раза в день созванивались. Как правило, звонил Сергей Николаевич. Он очень интересовался «Краснодаром-2».

Возможно, у Марьяновича есть такие проблемы, но я о них не слышал.

- И еще пара мыслей из его интервью: детей "перегружают" физикой и патриотизмом к клубу.

- Насчет патриотизма к клубу - это нормально. А где грань?

- У детей спрашивали, почему они не радуются победе основной команды в товарищеском матче.

- Насколько я помню, дети летели всю ночь, не спали. Я не видел эту ситуацию, только слышал о ней, поэтому мне сложно сказать.

- А что насчёт "физики"?

Мне тоже тяжело оценить. Объясню почему. Они тренируются по два раза в день. Очень много техники, мало беготни без мяча. Да, есть проблемы определённого характера. У кого-то это связано с возрастом. Не могу сказать, что настолько неправильно делается. Всегда есть, к чему придраться.

-  Вы как-то сказали, что есть такое понятие - «не твой тренер». Что делать вашему футболисту, если он это понял?

- Есть отношения между футболистом и тренером: как в игровом, так и бытовом плане. Эти вещи взаимосвязаны. Тренер должен определять, что ему делать. Если игрок не делает, что я ему говорю, я должен проанализировать правильно ли то, что я от него требую.

- Есть ли обратное понятие - «не твой футболист»?

- В идеале тренер подбирает игрока под команду. Бывают различные ситуации. Если возьмём основную команду, то Куэва - очень качественный игрок. И сумма была заплачена соответствующая его уровню. Но получилось так, что он не заиграл. Думаю, ему нужно было дать время на адаптацию. Другой момент, что клуб не мог ждать, пока он адаптируется.

- Что вы взяли у тренеров, с которыми работали?

- Я у каждого человека чему-то учился. Пытался взять хорошее. Плохое пытался анализировать, почему так. Каждый тренер оставил во мне какой-то след.

- Кто из современных тренеров вам импонирует и почему?

- Мне очень нравится, как Клопп работает. Интересно, как он строит атаки. Гвардиола, естественно. В своё время, Моуриньо, когда в «Интере» был. Нравится более вертикальный футбол.

- Какие у вас планы на тренерскую деятельность?

- Было несколько предложений зимой, но на тот момент я работал в Краснодаре, поэтому отклонил их. Сейчас активно занимаюсь учёбой. Желание работать огромное, хочется прогрессировать и расти как тренер. На данный момент открыт для предложений. 

Фото: ФК "Краснодар"ФК "Шериф", личный архив Игоря Пикущака.

Источник – sports.ru


ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ

КОММЕНТАРИИ




Cамые обсуждаемые

Самые популярные

  • за год
  • за 6 месяцев

Новости

Loading...
Наверх ↑