Октавиан Гратий: «Умру, но сделаю всё, что в моих силах, чтобы пояс «Молдова INTERNATIONAL» остался в Кишинёве и не уехал в Грузию»



Профессиональный боксёр Октавиан Гратий - о шишках и синяках, о первых 50-ти евро и благотворительности.

- Сегодня в Кишинёве - вечер профессионального бокса. Как явствует из афиши, в последнем бою на кону пояс WBO ASIA, за который будут рубиться боксер из Узбекистана и филиппинец. Перед ними на ринг выходишь ты.

За что и с кем будешь драться?

- За пояс чемпиона «Молдова INTERNATIONAL». Мой соперник - грузинский боксёр. Умру, но сделаю всё, что в моих силах, чтобы пояс остался дома и не уехал в Грузию (улыбается).

- В Молдове впервые пройдёт такое событие, как бои профессионального  бокса? 

- Да, такой масштаб впервые. В моей карьере это будет 11-й бой на профессиональном уровне. До этого я дрался в Германии, в Польше, во Франции, а этот поединок будет первым, который пройдет дома, в родной стране. Понимаю, что за меня будет болеть весь зал, и все зрители, которые придут, ждут только победы.

Благодарю организаторов этого вечера за то, что они доверили мне защищать честь страны. Это накладывает дополнительную ответственность, ведь я уже выхожу драться не только за себя, а и за свою страну, флаг, родину.

Надеюсь, зрителям всё понравится, и такие события станут регулярными в Молдове, ведь у нас много талантливых ребят.

- Своего соперника хорошо изучил? Как он тебе?

- Чтобы вы понимали, в моей карьере это 11-й профессиональны бой, а у него их под 70. Так что легко не будет, учитывая, какой у него опыт. Но и нельзя сказать, что он непобедимый.

 В общем, как говорят в футболе, играть с соперником можно.

- В каком возрасте ты начал заниматься боксом?

- Сначала я ходил на дзюдо. Там в зале висела груша, и в свободное от тренировок  время мне нравилось по ней лупить. Через два года я решил попробовать себя в боксе. Мне было 16 лет.

- Не поздно ли было начинать в таком возрасте?

- Форман пришел в бокс в 30 лет и стал чемпионом мира. Так что всё зависит не от того, когда ты начал, а как интенсивно ты занимаешься с того периода, как пришёл на первую тренировку.

- Ты начал сразу интенсивно тренироваться, чтобы наверстать упущенное время?

- Если бы. Я был молодой, часто тянуло потусить с пацанами, поискать приключений, посидеть с компаниями во дворе. Сами знаете, что такое подростковый возраст. Но потом понял, что со всеми этими похождениями пора заканчивать и, если хочешь чего-то добиться, надо заниматься серьёзно делом, ходить в зал и «пахать».

- Где и у кого ты тренировался?

- Я - воспитанник клуба «Олимпия». Тренировался у Леонида Петровича Томши и Владимира Николаевича Папушенко. Пользуясь случаем, хочу от всей души поблагодарить их за то, что они мне дали в профессиональном и человеческом плане.

- Своей карьерой по любителям доволен?

- Я занимал призовые места в чемпионатах Молдовы, но потом пошёл в армию. В итоге получился ещё перерыв на год. Потом вернулся, снова выступал в чемпионате республики. Скажу так: могло быть лучше - могло быть хуже.

- Молдавская армия - это жёстко? Или ты не попадал под дедовщину, потому что все знали, что ты боксер, и никто не хотел рисковать своим здоровьем?

- Ты знаешь, в армии всё прошло классно и с беспределом у нас никто не сталкивался. Может, раньше и была какая-то дедовщина, или она есть в других частях, но я служил в ракетных войсках, и у нас не было ничего такого.

 

- На официальном сайте профессионального бокса boxrec в твоём профиле написано, что ты проживаешь в Берлине.  Как ты там оказался?

- Всё началось с того, что мой друг Денис Титомир уехал в Германию и пригласил меня туда. Мне было 24, и хотелось уже поменять жизнь, попробовать что-то другое, принять новый вызов. Я приехал в Гамбург, но сразу столкнулся с проблемами. У меня не было ни немецкого гражданства, ни гражданства ЕС, ни разрешения на работу. Без них было нереально, чтобы меня заявили в Бундеслигу. Эта бюрократия затянулась на год, и я решил переехать в Берлин. Пока ждал оформления всех нужных бумаг и документов, пришлось просто тренироваться и поддерживать форму самостоятельно. Было очень тяжело без соревновательной практики. Но другого выбора у меня не было.

- Ты мог в любой момент взять билет и вернуться домой в Кишинев...

- Мог, но это разве выход? Я попал в хороший зал, который курировала самая лучшая школа Германии. Она называется «Универум» и её боксеры - лучшие в Бундеслиге. Там  работал даже наставник братьев Кличко Фридз Думан. Тренироваться и получать советы от такого человека уже дорогого стоит.

- Какие были первые впечатления, когда приехал в Германию?

- Сразу бросается в глаза профессиональное отношение к делу. Всё продумано и распланировано до мелочей. И это при том, что бокс не является для немцев профильным спортом. и они больше сильны в командных видах: футбол, гандбол, баскетбол. Популярность бокса развивают приезжие из стран СНГ и Восточной Европы: армянин Артур Абрахам, украинцы братья Кличко, казахстанские ребята Тайберт и Гербер, у Феликса Штурма - боснийские корни.

 

- Как получилось, что ты решил пойти в профессиональный бокс?

- Я поддерживал форму с ребятами из Бундеслиги и ждал, пока меня смогут заявить туда. Попутно искал варианты, где можно подработать. Так как я не выступал ни за один клуб, а только тренировался, мне не платили зарплату, поэтому хватался за любую возможность. Был готов приехать и поспарринговать в любое удобное время с любым боксёром. Однажды мне позвонили представители Мариса Вайбера и пригласили в Кёльн. Там он готовился к своему очередному профессиональному бою. Я вышел против него, отбоксировал 6 раундов. Понял, что ничего страшного в этом нет, и тоже захотел перейти в профи.

- Насколько тяжело тебе дался этот переход, учитывая, что твоё имя никто не знал?

- Нелегко, так как у меня не было своего менеджера, не говоря уже о промоутере. Без них очень сложно пробиваться. Мой первый профессиональный бой был в конце 2014-го года в Кёльне. Я вышел против испанца, победил его и знаешь, сколько мне заплатили за это?

- Сколько?

- Всего лишь 50 евро. Хотя сумму обещали совершенно другую.

- Не было желания тогда бросить всё?

- Нет. Даже со временем, когда всё наладилось и документы были готовы к тому, чтобы меня заявить в Бундеслигу, я не отказался от своей цели. Понял, что хочу идти только по пути профи, и любительский бокс меня уже не интересовал. Я продолжил тренироваться, искать новые пути и через 4 месяца вышел на свой второй профессиональный бой в карьере.

- Тоже выиграл?

- Да, победил единогласным решением судей. Против меня вышел Дмитрий Веймер. Он родился в Узбекистане, потом переехал в Германию и два раза выигрывал даже чемпионат мира по кикбоксингу, после чего захотел перейти в профессиональный бокс. После боя со мной он не проиграл в профи ни разу в восьми или девяти поединках, во всех победил и один раз ему дали ничью. Мы подружились, общаемся. Полтора года назад он закончил карьеру и сейчас работает полицейским.

- Я думал такое невозможно, чтобы бойцы дружили друг с другом, после того как один отлупил другого...

- Почему, невозможно? В прошлом году я вышел против поляка Михала Лесняка. Тот бой я выиграл «в одну калитку», но судьи отдали победу ему, так как мы дрались в Польше. Мне сразу намекнули, что мой шанс победить - это только вырубить его нокаутом. В любом другом случае судьи отдадут победу хозяину ринга. Так и получилось. Я его бил, но он не упал, выстоял, и его признали победителем. После этого мы нормально пообщались, обо всём поговорили, что бывает и такое, он пригласил меня отдохнуть на дискотеку со своей командой и болельщиками. Нормальный и адекватный парень, почему не дружить?

Мой последний бой тоже был в Польше против местного. Там, вообще, без шансов, я его избивал. Но подсознательно уже был готов к тому, что мне могут засчитать и поражение. Судьи дали в итоге ничью. Ну, думаю, хорошо хоть так.

Но бывают и другие ситуации. Во время одного из боёв мне стало очень плохо, и я резко почувствовал помутнение. Мне подмешали что-то в воду. Еле выдержал до конца.

- Ничего себе! Такое бывает только в фильмах с ван Даммом...

- Профессиональный бокс - очень жёсткая тема, и порой люди готовы идти на любые меры, лишь бы добиться результата. Но бывают и нормальные ребята, которые занимаются своим любимым спортом из любви к нему и без всяких грязных приёмов.   

- Как быть с тренером? У тебя есть сейчас свой личный тренер?

- Каждый раз по-разному. У меня нет возможности, как у Головкина держать постоянного тренера Абеля Санчеса, который ездит и живёт с ним повсюду. Когда я в Германии, нахожу местных, с которыми сотрудничаю. На выездные бои в Польшу и Францию ездил сам. К предстоящему бою дома, в Кишинёве, мне помогает наш кишиневский тренер Алексей Тимошков. Всю подготовку я вёл при его участии и тренировался в столичном клубе Amatika. 

- В твоем дивизионе чуть больше двух тысяч боксеров. Ты занимаешь на данный момент 404-е место. К примеру, легендарный Мэнни Пакьяо в этом списке на 3-м месте.

Есть цель подняться как можно выше в рейтинге?

- Конечно, хотелось бы быть выше. Но не могу сказать, что это моя главная цель в жизни. Строчка в рейтинге - это всего лишь цифра. Тот же Пакьяо - легендарная личность, чемпион мира в восьми разных весовых категориях. Но он молодец ещё и потому, что своё имя и достижения в боксе использует во благо своей страны и своего народа. Этот человек столько сделал хорошего для своих соотечественников, что о нём буду помнить всегда не только, как о великом боксёре, но и как о человеке с добрым сердцем.

Я бы хотел тоже дойти до таких высот как он, но не ради строчки в рейтинге, а чтобы использовать эти достижения в благих целях.

- А как тебе позиция Флойда Мейвезера? Он публично тратит свои деньги только на весёлые вечеринки, дорогие автомобили и проституток и не считает нужным помогать людям, как Пакьяо...

- Они совершенно разные. Мать Пакьяо мечтала, чтобы он был священником и была против его занятий боксом. Но Мэнни сумел ей доказать, что своими выходами на ринг он сумеет принести людям больше пользы, чем если бы он был обычным проповедником.

В итоге так и получилось. Он заработал много денег и потратил их на благотворительность. В дни его боёв преступность на улицах сводилась к нулю. Когда он приходил на переговоры к террористам, то они не могли отказать ему на просьбу отпустить заложников, потому что на Филиппинах он стал иконой.

У Флойда - другая жизнь. Он рос в семье из восьмерых детей, и все они жили в одной комнате, часто оставались без света. Его отец сидел в тюрьме, тётя умерла от наркотиков, в детстве часто голодал. Мейвезер искал работу, чтобы помочь выживать матери и семье, но его бабушка сказала, что нужно идти не на условную фабрику или завод, а начать серьёзно боксировать. Только так можно подняться со дна.

Флойду пришлось пройти через тяжёлые муки и лишения, чтобы добиться успеха. Ему никто не помогал, он сделал себя сам, сам всего добился, поэтому он не понимает, почему сейчас должен кому-то что-то давать или помогать. Он не скрывает, что любит деньги больше, чем бокс, который для него лишь средство заработка. Свои честно заработанные деньги каждый человек имеет право тратить так, как считает нужным. Нравится Майвезеру снимать лимузины и по 8 девчонок, которых он забрасывает долларовыми купюрами - это его право. Хочет Пакьяо помогать филиппинцам, чьи семьи пострадали от цунами - это тоже его право.

- Тебе ближе по духу Пакьяо?

- Да. И по духу, и по стилю, и по взглядам на жизнь. Я понимаю, что Флойд на всю жизнь останется в истории непобедимым, но его защитный стиль мне не очень интересен. Пакьяо же - яркий и зрелищный боксёр, который не сидел в одном-двух весах, а попробовал себя в восьми категориях и везде преуспел. Как по мне, его достижения круче, чем рекордные 50 побед и ни одного поражения Мейвезера.

- Чего ты хочешь дальше в своей карьере?

- Хорошо, если получится выйти на новый уровень и подняться в рейтинге профессионалов, но это для меня не самое главное. Строчки в рейтинге не самоцель. Хочу помогать людям, используя свои умения, навыки и связи в боксе. В моих планах открыть детский садик в каком-нибудь селе, чтобы дети с раннего возраста могли заниматься спортом и боксом. Ещё я вынашиваю проект, который хотелось бы связать с каким-нибудь детским домом. Построить свой зал при детдоме, чтобы все, кто в нем проживает, могли каждый день тренироваться, расти здоровыми людьми, совершенствоваться.   

Автор - Сергей Беседин

Источник – MOLDOVA.sports.md


ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ

КОММЕНТАРИИ

+1 26 Владимир 15 июня 2019 | 19:38 Маленькая поправочка: "Не Папушенко Владимир Николаевич" А "Попашенко Владимир Иванович"



Cамые обсуждаемые

Самые популярные

  • за год
  • за 6 месяцев

Новости

Loading...
Наверх ↑